Инфракрасные лампы

Передел рынка ветеринарных услуг. Перспективы и последствия.

О реструктуризации предприятий в различных сферах экономики за последние несколько лет было написано и сказано более чем достаточно: многочисленные статьи, доклады на конференциях, программы, победные отчеты и т. п. Создавалось впечатление, что в увлекательную игру под названием "реструктуризация" играет вся страна, играет так же, как до того играла в ваучеризацию, а потом в МММ.
 
Однако приходится признать, что значительное число проектов реструктуризации, инициированных в этот период, не принесли ощутимых плодов. Случаи очевидных удач единичны, гораздо чаще о практическом эффекте реструктуризации предпочитают не говорить.
Теперь с термином "реструктуризация" происходит то же самое, что несколько ранее произошло со словами "демократизация" или "либерализация". Как это обычно у нас происходит, затаскав какое-нибудь слово, но не совершив правильных действий и, соответственно, не получив никаких результатов, на этом слове срывают свою досаду.
 
Одновременно упало доверие ко всем попыткам предложений, которые в большинстве своем активно "навязывались" не только руководству государственной ветеринарной службы, но и руководству Минсельхоза на различных уровнях. Безусловно, здесь не обходилось без ошибок самих инициаторов. Среди тех, кто сегодня называет себя руководством государственной ветеринарной службы, к сожалению, хватает дилетантов и просто случайных людей, и это проблема, которую ветеринарному сообществу необходимо решать совместными усилиями. Однако подбор квалифицированных управленцев является все же разрешимой проблемой, в отличие от некоторых других препятствий на пути действенной реструктуризации самой системы госветслужбы. Все эти препятствия известны, и если обобщить их с точки зрения процесса реструктуризации, то становятся очевидными причины многих неудач.
 
Практика различных реструктуризационных проектов показывает, что процесс реорганизации неизбежно затрагивает интересы ряда групп, тем или иным образом связанных с предприятием. Если цели и методы реструктуризации нарушают интересы этих групп, то противодействие последних ведет к саботажу и провалу реструктуризации. В числе этих групп на разных уровнях могут оказаться следующие:
· высшее руководство ветеринарной службы,
· криминальные группы,
· профсоюзы, неформальные объединения ветеринарных врачей бюджетных организаций,
· региональная администрация.
 
Кроме того, существенным препятствием на пути реструктуризации выступает также законодательный механизм в его существующем виде.
 
Несовершенный законодательный механизм
 
Законодательство сегодня не критикует только ленивый. Хочу отметить только те особенности законодательства, которые непосредственно препятствуют реструктуризации.
 
В первую очередь — налоговая система. Она создает условия, при которых оптимальные с точки зрения стратегии, управления и экономики схемы реструктуризации службы оказываются нецелесообразными с налоговой точки зрения, что вынуждает прибегать к компромиссным схемам. Вопрос упирается главным образом в образование дополнительного налогового бремени на промежуточных стадиях отказа от оказания платных ветеринарных услуг, бюджетного финансирования лечебно-профилактической деятельности и ее обеспечения, и самое главное — от потери льгот, предоставленных оперативным управлением недвижимостью. Кроме того, чрезмерное налоговое бремя препятствует внедрению нормальных финансовых схем, на которые должна опираться реструктуризация, поскольку все преимущества, которые могло бы получить малое предпринимательство в сфере зообизнеса от реструктуризации службы, оказались бы "съедены" налогами.
 
Во вторую очередь необходимо отметить отсутствие механизма отказа госветслужбы от оказания платных ветеринарных услуг. Несмотря на то, что начался процесс разгосударствления ветеринарных услуг физическим и юридическим лицам, сам этот процесс мало огражден от вмешательства извне. На него накладываются социально-политические коллизии, как на региональном, так и на федеральном уровнях.
 
Пример. Разделение предпринимательских и надзорных функций государственной ветеринарной службы может привести к активному соперничеству между частными структурами и местными властями в попытке установить свой контроль над ветеринарной предпринимательской деятельностью. Задачи реструктуризации и повышения эффективности этого вида деятельности будут отодвинуты на второй план, и остается только гадать, приведет ли этот процесс эффективного собственника на предприятия.
 
Пример. В Москве Объединение ветеринарии уже превратилось в государственное учреждение. Цель руководства практически не скрывается — это передача оказания платных ветеринарных услуг ГУ, которое уже сейчас планируется как аффилированная структура Главного государственного ветеринарного инспектора Москвы для выкачивания финансов из предпринимателей.
 
Неэффективный собственник
 
Собственники предприятия, в данном случае государство в лице ветеринарного государственного учреждения, предположительно, должны являться главными ревнителями благополучия предприятия. Однако на практике не все так гладко. Во-первых, собственниками могут оказаться банки и финансовые группы. Эти собственники зачастую используют предприятия в качестве источника денежных средств для подпитки своих финансовых операций. Реструктуризация предприятий в этом случае сводится к централизации финансовых потоков предприятия под контролем банка и его представителей на предприятии. Последние во многих случаях могут оказаться людьми, не понимающими специфики реального сектора вообще и оказания ветеринарных услуг в частности.
 
Во-вторых, одним из главных собственников предприятия могут оказаться:
· нынешнее руководство государственной ветеринарной службы,
· криминальные группы,
· трудовой коллектив,
· региональная администрация.
 
Каковы характерные интересы этих групп на различных уровнях Российской Федерации, будет сказано далее, а здесь хочу отметить, что если собственник предприятия не является стратегическим инвестором, а проще говоря, это директор создаваемого ГУПа, ориентированным на долгосрочный результат, реструктуризация прямо бьет по его интересам. Поэтому содержание реструктуризации, инициированной таким собственником, или проходящей под его контролем, либо выхолащивается, либо обращается во вред всему зообизнесу, а, следовательно, и населению.
 
Некомпетентный менеджмент
 
Высшее руководство предприятия может оказаться нечистоплотным или некомпетентным (или и тем, и другим одновременно). Как правило, в этом случае при реструктуризации будут выявлены либо "левые" финансовые потоки, обескровливающие предприятие, либо факты принятия неверных решений или отторжения позитивных идей. Решения, которые должны предложить предприниматели в такой ситуации, будут означать перекрытие "левых" потоков, а также замену или, по крайней мере, ограничение полномочий высшего руководства создаваемых ГУПов. Это неизбежно вызовет резкое неприятие рекомендаций по реструктуризации со стороны госветслужбы. Встает вопрос: зачем вообще такие руководители инициируют процесс реструктуризации? Причины могут быть разные. Например, таким образом пытаются:
· продемонстрировать свою состоятельность как руководителя,
· устранить неугодных лиц в руководстве предприятия,
· получить дополнительный аргумент в переговорах с кредиторами,
· получить кредиты (целевое финансирование), которые дают под реструктуризацию,
· по возможности осуществить отдельные локальные улучшения под флагом реструктуризации, не копая при этом слишком глубоко.
 
Наконец, многие руководители государственной ветеринарной службы просто не задумываются над тем, что может выявить реструктуризация и к каким последствиям она может привести, а когда узнают — попытаются спустить процесс на тормозах.
 
Криминальные группы
 
Криминальные группы могут оказаться среди собственников сегодняшних госветучреждений, либо монополизировать снабжение, реализацию зоотоваров или ветеринарных услуг — в любом случае они будут выкачивать денежные средства из предприятия. Будучи собственниками, они действуют так же, как и банки, а сидя на входе или выходе предприятия, навязывают свои условия снабжения или сбыта, делающие эту сферу неэффективной. Любые действия, устраняющие подобное положение дел, встретят яростное сопротивление этих групп в характерной для них манере. Поскольку представители зообизнеса в основной своей массе не имеют, как правило, адекватного прикрытия со стороны силовых структур, проведение полноценной реструктуризации в таких условиях становится весьма рискованным делом.
 
Трудовые коллективы госветучреждений
 
Реструктуризация в большинстве случаев будет предусматривать ликвидацию убыточных госветструктур в той или иной форме. Такие действия вызовут активное противодействие госслужащих на местах. Неформальные лидеры трудовых коллективов и рядовые члены по-прежнему руководствуются уравнительной психологией: пусть будет плохо, но всем одинаково. Понимание того факта, что ликвидация даже половины рабочих мест означает спасение другой половины, для них недоступно. Методы, которыми они будут пользоваться для отстаивания своей точки зрения, в сущности, мало отличаются от методов криминальных структур — в обоих случаях будет иметь место силовое давление, а иногда и угрозы в адрес конкретных инициаторов реструктуризации — наиболее организованных и деятельных представителей зообизнеса.
 
Пример — реакция шахтеров на реструктуризацию угольных предприятий.
 
Региональная администрация
 
Региональная администрация также имеет свои интересы, оставаясь собственником в этом бизнесе. С одной стороны, она желает видеть ветеринарные предприятия в качестве постоянного источника доходов бюджета, независимо от цены, в которую это обходится предприятию, — т. е. занимает позицию, аналогичную позиции банков или криминальных групп. Между тем, реструктуризационные мероприятия должны обеспечивать, в числе прочего, минимизацию налогообложения, что противоречит сиюминутным финансовым интересам администрации и чему она активно будет сопротивляется напрямую или с помощью местной налоговой инспекции. С другой стороны, администрация заинтересована в снижении социальной напряженности, включая сохранение рабочих мест, — т. е. действует заодно с трудовыми коллективами. С этим тесно смыкается третий по порядку, но не по значимости интерес региональной администрации — политический. Администрации стремятся контролировать предприятия в своих политических целях, а эффективная реструктуризация далеко не всегда приносит краткосрочные политические выгоды.
 
Вопросы
 
Получается, что все связанные с госветучреждениями группы интересов, будучи в той или иной степени сходными между собой, прямо противоречат долгосрочным интересам самой сферы ветеринарных услуг, потребителей этих услуг и экономики в целом, которые и призвана обеспечивать реструктуризация. Парадоксальным образом единственной группой, потенциально поддерживающей реструктуризацию, являются ветеринарные врачи высокой квалификации — та группа, которая в теории считается наиболее активным противником любых преобразований. Высококвалифицированные ветеринарные специалисты, с одной стороны, достаточно компетентны, чтобы увидеть долгосрочные последствия положительных или отрицательных действий для ветеринарной службы, а с другой стороны — не участвуя в распределении основных "барышей", не заинтересованы в сохранении status quo. Они будут охотно взаимодействать с предпринимателями, участвуя в выработке эффективных решений. Беда лишь в том, что из всех групп эта — наименее организованная и влиятельная.
 
Напрашивается очевидный вывод, что основная причина возможных неудач при реструктуризации госветслужбы заключается в отсутствии реальной опоры среди большинства заинтересованных групп. Примечателен тот факт, что сами эти группы могут согласовать свои интересы: руководство существующей службой может сделать поблажки нынешним трудовым коллективам, банки и финансовые группы могут договориться с криминальными группами, последние, в свою очередь — договориться с региональной администрацией и т. д. Но все компромиссы между ними будут заключаться за счет интересов самого зообизнеса — он рассматривается ими только как предмет их интересов, но не как носитель своих собственных. Таким образом, ответ на первый традиционный российский вопрос "кто виноват" ясен.
 
Со вторым вопросом — "что делать" — гораздо сложнее. Сфера ветеринарных услуг в малом и среднем предпринимательстве уже сформирована. Есть предприятия зообизнеса с эффективными собственниками, грамотными руководителями, сознательным трудовым коллективом, которые провели колоссальную работу по выстраиванию взаимоотношений на рынке зооуслуг и сейчас встают на ноги. Можно было бы ожидать, что со временем они просто вытеснят с рынка или поглотят неэффективную сферу платных ветеринарных услуг, базирующуюся на льготах по оперативному управлению недвижимостью, бюджетных инъекциях и владеющую административным ресурсом государственного ветеринарного надзора — ведь все же существует механизм банкротства. Однако ввиду масштабности проблемы процесс превращается в лотерею.
За годы командно-административного хозяйствования в России образовалась достаточно большая группа руководителей специфического типа. Такие руководители не планировали деятельность своего предприятия — план им спускался сверху. Они не выполняли планов — они тратили свои усилия на лоббирование их сокращения. Они рассматривали в качестве источника своего благополучия не эффективность руководимого ими предприятия, а связи в бюрократических структурах. Они не приучены эффективно управлять — только командовать. А самое главное — они никуда не исчезли, а остались на предприятиях, вошли во власть, создали финансовые структуры. Сколько раз ветеринарное предприятие может сменить одних неэффективных собственников на других, одно некомпетентное руководство на другое, прежде чем попадет в надежные руки и останется ли что-нибудь от предприятия после нескольких подобных переходов? Какую цену заплатит за это национальная экономика и можно ли в России рассматривать наличие механизма банкротства в качестве необходимого и достаточного условия оздоровления экономики?
 
Вопросов гораздо больше, чем ответов. Даже если механизм банкротства предполагаемых ГУПов окажется достаточным для решения проблемы неэффективного собственника и некомпетентного руководителя, то еще необходимы:
· сильная государственная власть и политическая воля, поддерживающие единые правила игры для всех без исключения,
· совершенствование налоговой системы — для стимулирования эффективного и честного хозяйствования,
· наличие сильной правоохранительной системы — для нейтрализации криминальных групп,
· совершенствование правового механизма — для ограждения экономической (и судебной) сферы от политического влияния,
· либерализация сферы трудовых отношений и опять же сильная власть — для недопущения социального шантажа, и т. д.
 
Никто не сможет "спасти утопающего" до тех пор, пока утопающий, во-первых, не осознает, что он тонет, а во-вторых — не захочет, чтобы его спасли. Мы это все осознали. Давно!
 
Всякий анализ политических, общественных процессов, тем более связанных с деятельностью конкретных государственных, общественных и политических институтов, возможен и будет соответствовать потребностям общества, если он будет соотнесен с конкретной экономической, социальной и политической обстановкой в России, с настроением и ожиданием потребителей ветеринарных услуг, предпринимателей и государственных ветеринарных врачей, с пониманием тех закономерностей исторического развития, которые происходят в российском обществе и в мире в целом.
 
Главный вопрос, который определил всю направленность жизни в России в конце 80-х — начале 90-х годов — это вопрос о собственности. Уже в 1993 году в Москве стало очевидным, что господство одной государственной собственности в сфере ветеринарных услуг не приведет к эффективному развитию зообизнеса.
 
Разгосударствление собственности стало острой, первейшей необходимостью. Именно разгосударствление, которое предполагается как единый процесс формирования государственной поддержки сферы услуг населению.
 
К пониманию необходимости определенной формы собственности в сфере услуг, ее равенства и защищенности законом подошел практически весь мир. И частная собственность в сфере услуг, независимо от их направленности, имеет явную тенденцию к расширению, т. к. она включает в себя элементы коллективной, семейной собственности, определяющей экономический успех субъекта малого предпринимательства.
 
Данная тенденция развития определяется двумя причинами:
Во-первых, на предприятиях "семейного бизнеса" производительность труда, организованность, трудовая дисциплина выше, чем на предприятиях другой формы собственности
Во-вторых, что наиболее важно, развитие "семейной собственности" позволяет решить многие социальные проблемы, облегчает бремя, лежащее на плечах государства, в проведении социальной политики.
 
Именно формирование "семейной" собственности, объемы ее производства, место в экономике страны и в осуществлении социальной политики являются сущностной характеристикой различных социальных моделей.
 
Как показывает опыт Китая, Польши и стран бывшего Советского Союза развитие сферы услуг без частной собственности на средства производства (а недвижимость и есть средство производства), невозможно, или, по крайней мере, неэффективно.
 
Разделение функций госветслужбы на предпринимательские и контрольные не должно предполагать создание государственных унитарных предприятий для оказания платных ветеринарных услуг населению, а должно обеспечивать поступательное развитие малого и среднего предпринимательства как основы благосостояния всего многонационального Российского государства при его всемерной поддержке.
 
Нельзя допустить разгосударствления платных ветеринарных услуг без участия малого и среднего бизнеса, общероссийских и отраслевых объединений предпринимателей.
 
Необходимо прийти к частной собственности на недвижимость с элементами коллективной во всех направлениях зообизнеса, особенно сферы ветеринарных услуг непродуктивным животным.
Краткий анализ состояния законодательной базы в сфере деятельности государственной ветеринарной службы города Москвы показал следующее.
 
В настоящее время возникла острая необходимость пересмотра всей нормативно-правовой базы в области ветеринарии. В первую очередь, это касается Закона Российской Федерации "О ветеринарии" от 14 мая 1993 года № 4979/1-1. Данный Закон противоречит Конституции РФ, Гражданскому Кодексу РФ, Закону РФ от 22 марта 1991 г. № 948-1 "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" (с изменениями от 24 июня 1992 г., 25 мая 1995 г., 6 мая 1998 г., 2 января 2000 г., 9 сентября 2002 г.), Федеральному Закону "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)".
 
Остальные нормативные документы, регулирующие лечебно-профилактическую, лабораторно-диагностическую, производственную и торговую деятельность ветеринарных предприятий, противоречат Правилам подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации, утвержденными Правительством РФ от 13 августа 1997 г. № 1009 с изменениями от 11 декабря 1997 г., 6 ноября 1998 г., 11 февраля 1999 г., т. к. все они издаются структурным подразделением федерального органа власти (Департаментом ветеринарии Минсельхоза РФ), не зарегистрированы в Минюсте РФ, следовательно, не имеют юридической силы.
 
Государственная ветеринарная служба совмещает контрольные (надзорные) функции с функциями хозяйствующего субъекта не только в Москве, но и на территории всей России.
 
При осуществлении контрольных функций государственная ветеринарная служба Москвы взимает плату, что противоречит ФЗ "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора) и Федеральному антимонопольному Закону, где говорится о запрете взимания платы при проведении контроля (надзора)".
 
Вызывает недоумение и положение о том, что при разграничении функций контроля (надзора) и хозяйствующего субъекта, Департамент ветеринарии планирует и уже создает хозяйствующие субъекты в виде государственных предприятий, что противоречит позиции Правительства РФ и Москвы о сокращении вмешательства государства в экономическую деятельность. Всем известно — прямое участие государства в производстве товаров и услуг ведет к созданию неравных условий конкуренции, поддержке рыночной инфраструктуры, не отвечающей потребностям бизнеса и не создающей благоприятной среды для его развития.
 
Нам не совсем понятны критерии отнесения ГУ Объединение ветеринарии города Москвы к предприятиям, имеющим непосредственное отношение к национальной безопасности и обороноспособности страны в части работы с собаками и кошками, принадлежащими населению столицы. По нашим данным, существует рассылка писем за подписью заместителя Министра сельского хозяйства РФ в адрес глав субъектов Российской Федерации "О создании в составе Правительств субъектов Федерации Управлений ветеринарии". Цитата: "На основании вышеизложенного прошу Вас рассмотреть вопросы организации и создания органа управления ветеринарной службы в составе Правительства". Москва как субъект Федерации исключением не является. Таким образом, в составе Правительства должен быть создан ОРГАН УПРАВЛЕНИЯ государственной ветеринарной службой, который не будет иметь право заниматься оказанием платных ветеринарных услуг (антимонопольное законодательство РФ) и вопросы организации этих услуг перейдут к главам субъектов Федерации, что не противоречит Закону "О ветеринарии" ст. 3 абзац 4 — "к ведению Российской Федерации отнесена организация и обеспечение деятельности Государственной ветеринарной службы Российской Федерации" и соответствует этой же статье "Республики в составе Российской Федерации, автономная область, автономные округа, края, области, города Москва и Санкт-Петербург самостоятельно решают вопросы ветеринарии, за исключением вопросов, решение которых отнесено к ведению Российской Федерации". Объединение ветеринарии города Москвы (далее Объединение) осуществляет свою деятельность в соответствии с Положением об Объединении, утвержденным распоряжением Правительством Москвы от 11.10.91 № 521- РП (в редакции 2002 года). Реализуя права и полномочия, определенные пунктом 2 Положения об Объединении осуществляет государственный ветеринарный надзор на территории Москвы. В соответствии с п. 2 Положения о государственном ветеринарном надзоре в Российской Федерации от 19.06.94 г. № 706 органами государственного ветеринарного надзора являются органы управления, учреждения и организации Государственной ветеринарной службы Российской Федерации. Ст. 5 Закона "О ветеринарии" и п. 2 Положения о госветнадзоре определена система Государственной ветеринарной службы Российской Федерации, в которой Объединение не значится. Сегодняшний юридический статус Объединения ветеринарии Москвы находится в явном противоречии с антимонопольным законодательством России. Так, п. 3 ст. 7 Закона о конкуренции (в редакции 2002 года) запрещается совмещение функций федеральных органов исполнительной власти, органов власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, иных наделенных функциями или правами указанных органов власти, органов или организаций с функциями хозяйствующих субъектов, а также наделение хозяйствующих субъектов функциями и правами указанных органов, в том числе функциями и правами органов государственного надзора, за исключением случаев, предусмотренных законодательными актами Российской Федерации. По нашему мнению, при создании Управления ветеринарии в составе Правительства Москвы, Объединение ветеринарии города должно прекратить свое существование как юридическое лицо.
 
К основной части платных ветеринарных услуг в городе не могут быть применены критерии отнесения видов деятельности, влияющих на национальную безопасность и обороноспособность страны. Бюджетным Кодексом Москвы предусмотрено финансирование ветеринарной службы в разделе сельского хозяйства. Собака, лежащая на диване, никоим образом не имеет отношения к сельскому хозяйству. В России отсутствует понятие Фонда ветеринарного страхования и ни один владелец собаки не платит налог за ее содержание и лечение. Почему человек, не имеющий собаку, должен оплачивать лечение собаки соседа?
 
 В соответствии с Постановлением Правительства РФ от 6 августа 1998 г. № 898 "Об утверждении правил оказания платных ветеринарных услуг" (с изменениями от 16 апреля 2001 года) ст. 1 п. 2 к платным ветеринарным услугам относятся:
- клинические, лечебно-профилактические, ветеринарно-санитарные, терапевтические, хирургические, акушерско-гинекологические, противоэпизоотические мероприятия, иммунизация (вакцинация), дезинфекция, дезинсекция, дератизация, дегельминтизация;
- все виды лабораторных исследований, проведение ветеринарно-санитарной экспертизы продовольственного сырья и пищевых продуктов животного происхождения, пищевых продуктов животного и растительного происхождения непромышленного изготовления, предназначенных для реализации на продовольственных рынках.
 
При реорганизации государственной ветеринарной службы у города должны остаться исключительно функции надзора, а платные ветеринарные услуги должны быть отданы субъектам малого и среднего предпринимательства в сфере зообизнеса, как это принято во всем мире.
 
Сегодня государственная ветеринарная служба Москвы оказывает платные ветеринарные услуги юридическим и физическим лицам на объектах недвижимости, находящихся в собственности города и Российской Федерации. Государственная ветеринарная служба распоряжается городской недвижимостью на правах оперативного управления, что предполагает целый блок льгот и использование бюджетного финансирования города.
 
Исходя из вышеизложенного, наиболее оптимальным вариантом решения предстоящих проблем с реализацией платных ветеринарных услуг физическим и юридическим лицам является передача объектов недвижимости, принадлежащих городу и занятым государственной ветеринарной службой под этот вид деятельности, в долгосрочную аренду с правом выкупа субъектам малого и среднего предпринимательства в сфере зообизнеса при условии запрета перепрофилирования.
Сегодня малые предприятия в сфере ветеринарных услуг населению не в состоянии за счет собственных средств и из-за отсутствия приемлемых механизмов кредитования выкупить у города производственные площади.
 
Присутствие государственной ветеринарной службы Москвы в ее нынешнем виде на рынке зооуслуг непродуктивным животным стало тормозом на пути проведения экономических реформ, быстрого и адекватного решения назревших проблем в становлении и развитии малого предпринимательства. Поэтому одной из приоритетных задач  в области развития ветеринарных услуг должно стать создание эффективной системы городского управления, включающей совершенствование форм и методов государственного регулирования, реформу системы ветеринарных контрольных и надзорных органов, кардинальное улучшение системы управления государственной собственностью через развитую структуру поддержки малого предпринимательства на территории столицы и столичного региона.
 
Правительство города должно взять на себя ответственность при разделении контрольных и предпринимательских функций Объединения ветеринарии Москвы, формировании Управления ветеринарии в составе Правительства Москвы как сильного исполнительного органа власти. Учитывая как положительный, так и отрицательный опыт подобных структурных изменений в сфере услуг населению и принимая во внимание, что оказанием ветеринарных услуг занимаются исключительно субъекты малого предпринимательства, необходимо поручить Департаменту малого предпринимательства взять под особый контроль предстоящие изменения.
 
Предлагаемые превентивные меры позволят сохранить и развить социально значимый вид деятельности, увеличить налогооблагаемую базу путем создания новых предприятий и ликвидацией блока льгот и преференций, связанных с оперативным управлением недвижимостью, получить дополнительные средства в бюджет от арендных платежей, обеспечить развитие малого предпринимательства как основы экономической стабильности государства.
 
Формирование и поддержка собственника в сфере ветеринарных услуг создаст инвестиционную привлекательность для развития такого сектора экономики как зообизнес.