Инфракрасные лампы

АЙБОЛИТ ПО ПРИЗВАНИЮ

Чудесный загородный дом в одном из пригородов Москвы. Нас радушно встречает хозяин — Сергей Владимирович Середа, главный ветеринарный врач цирка им. Ю. Никулина на Цветном бульваре, Президент Российской Ассоциации практикующих ветеринарных врачей, директор ветеринарной клиники «Центр».

О семье

одители Сергея Владимировича Середы всю жизнь проработали в сфере ветеринарии. Мама — Лидия Петровна, отработала 43 года ветеринарно-санитарным экспертом. Папа, Владимир Селиверстович, много лет был главврачом в Александровском районе Владимирской области.

Сейчас родители на пенсии: отцу 82 года, маме — 76 лет.

Старший сын Сергея Владимировича, Денис пошел по родительским стопам и также стал ветеринарным врачом. Средний, Сергей — фотограф. 11-летний Дмитрий мечтает стать сценаристом. 17-летняя Полина изучает дизайнерское искусство.
Корр.: Почему Ваши родители, будучи сами ветеринарными врачами, были против того, что Вы выбрали ту же профессию?
— Отец слишком хорошо знал, что такое быть ветеринарным доктором в сельской местности. Это труд тяжелый, неблагодарный, непочетный. Профессия наша была, мягко говоря, не популярной.. И отцу очень хотелось, чтобы я занялся медициной. Может быть потому, что сам когда-то мечтал стать доктором. Но в 18 лет он ушел на фронт, попал в плен, а после войны его, как бывшего пленного, чуть было не сослали на Калыму. Спасло его чудо, но вот путь в Медицинский ему оказался заказан.

О карьере

Какие вехи профессиональной деятельности сформировали Вас как специалиста?
— В 1977 году я закончил Ветеринарную Академию. Дипломную работу я защищал на кафедре Фармакологии у академика Мозгова и думал, что останусь в Академии и буду заниматься наукой. Но к этому моменту у меня уже была семья, которую надо было кормить. Частная практика и работа на Первомайской ветеринарной станции решили эту проблему. Через шесть месяцев я стал заместителем главного врача. Почему стал — непонятно. Думаю, из-за того, что там работали одни женщины, и я был единственным мужчиной в рабочем коллективе.
Позже, в 1981 году, я поехал работать в Афганистан, а по возвращении мне сразу же предложили стать главным ветеринарным врачом Свердловского и Фрунзенского районов города Москвы. Я был самым молодым главным врачом — мне тогда было всего 28 лет. Все сотрудники — гораздо старше меня.

В Свердловский район я пришел, когда директором цирка на Цветном бульваре уже был Юрий Владимирович Никулин. Он хотел открыть там настоящий ветеринарный кабинет, с операционной, с необходимой аппаратурой. И все это нам удалось сделать. На сегодня в России нет ни одного цирка, в котором были бы созданы такие условия для работы ветеринарного врача.

Цирк, Цирк, Цирк…

Как же до Вашего прихода лечили животных в Старом цирке?
— В цирке всегда работали прекрасные, опытные врачи — универсалы. Они знали, как лечить самых разных животных: от обезьян до лошадей и удавов. Они справлялись с этой нелегкой задачей несмотря на то, что до Никулина там не было для этого условий. Когда я попал в цирк на Цветном, одним из ветеринарных врачей там был доктор Борис Николаевич Визеров. Он благополучно дожил до 104 лет. Наверное, это самый старый ветеринарный врач в мире. Когда мы начали проводить конгрессы, то он держал речь перед залом в тысячу человек и всегда говорил без микрофона, причем его прекрасно было слышно.

В Цирке немало опасных животных. Страшно с ними работать?
— Страшно. И это нормально. Тигр, медведь, лев — эти животные сильнее человека, и никто не знает, что у них на уме. Поведение любого животного, особенно дикого, непредсказуемо. В любое время нужно быть готовым к тому, что оно может тебя укусить или ударить. Особенно об этом нужно помнить, когда работаешь с большими животными. Наиболее опасны медведи. Все медицинские манипуляции им делаются под наркозом. Мне приходилось их лечить: и раны зашивать, и зубы удалять. Однажды мы оперировали медведя вместе с профессором Митиным. У нас еще оставалось минут 15—20 до конца работы. Вдруг видим: медведь начинает просыпаться. А у нас больше наркоза нет… Но как-то мы тогда выкрутились.
У дрессировщика Мстислава Запашного была проблема с тигром: его подопечному нельзя было давать наркоз: у него был панкреатит и еще несколько серьезных заболеваний. Тигр находился в тяжелом состоянии, и если дать наркоз — он погибнет. Мы исхитрились обмануть его. Один кормил, другой, как-то вытянув хищнику хвост, ставил катетер в вену. Потом все-таки мы смогли его зафиксировать без наркоза, и я, напару с другим доктором, стоял на клетке и держал эту капельницу с препаратом. И так — каждый день в течение недели…

Вообще, с врачами редко что-то случается, хотя у меня с сотрудницей произошел трагический случай: девушка во время какой-то манипуляции с собакой нарушила дистанцию. В результате пол-лица у нее было распорото клыком. Шрам остался на всю жизнь.

Неужели звери на самом деле только и ждут момента, чтобы наброситься на дрессировщика?
— Я считаю, что это так на самом деле. Неважно кто это: слон, медведь или тигр. Кто-то что-то небрежно сделал, кто-то пренебрег правилами безопасности…

Человек и животное — это совершенно разные виды. Дружба между ними невозможна. У хищника свое представление о привязанности.

Дикое животное всегда ищет возможность наказать своего дрессировщика за то, что тот держит его в неволе. Что бы не говорили сами дрессировщики, как бы они не любили животных, животные в цирках живут в клетках и для них это — мука. Представьте: день ото дня в одной и той же клетке определенного размера… Тут станешь ненавидеть весь белый свет!

Звездные клиенты

Кто из звезд лечит у Вас своих питомцев?
одило и ходит много известных людей. Может, потому, что клиника находится в центре города, может потому, что она считается клиникой, связанной с цирком и с именем Юрия Никулина… Вот Олег Янковский всегда лечит свою кошку у нас. Сидит в очереди, как любой другой клиент. Очень приятный в общении человек.

Была одна история, связанная с именами еще двух известных людей. Однажды я позвонил Елене Камбуровой с просьбой выступить с концертом на открытии Конгресса нашей Ассоциации. Она ответила, что не сможет быть на нашем мероприятии, но предложила связаться с Олегом Анофриевым.

Когда я ему позвонил, и он узнал, что я — ветеринарный врач, то тут же взмолился: «Помогите, собака больна!». Я поехал к нему, посмотрел — ситуация серьезная, срочно надо оперировать. После операции собака выжила, а ее хозяин, Олег Анофриев, стал нашим постоянным клиентом и другом. Он очень контактный, общительный человек, абсолютно лишенный звездной болезни.

Юрий Антонов — известный кошатник, обращался ко мне за помощью несколько раз.

Тепло хочется сказать о Горине и Моргунове. Моргунов часто приходил в клинику, рассказывал анекдоты. Маргарита Терехова крыску свою у нас лечит…

Об Ассоциации

Как Вы стали Президентом Ассоциации практикующих ветеринарных врачей?
— В 1994 году моя клиника совместно с компанией «Марс» решила провести первую Конференцию в отеле «Ренессанс». Тогда собралось около сотни специалистов. Сейчас на наш Конгресс съезжается примерно 2200 ветеринарных врачей.
А Президентом я стал потому, что никто больше этим заниматься не хочет. В этом ничего хорошего нет, да и денег за это никто не платит. Это такая общественная нагрузка, отнимающая много времени. Но мне кажется, что эта работа необходима. Важно, когда профессионал имеет возможность общаться с коллегами, обмениваться опытом, когда он живет внутри своего профессионального сообщества. Это заставляет его все время быть в тонусе, все время к чему-то стремиться.

Прежде всего, проведение Конгресса нацелено на повышение квалификации ветеринарных специалистов в нашей стране. Мы приглашаем докладчиков со всего мира: они приезжают к нам из Франции, Америки, Бельгии, Эстонии… Выступают также и российские специалисты. Собираются «сливки» ветеринарного сообщества, которые читают лекции для ветеринарных врачей. Естественно, мы приглашаем и студентов.

Расскажите о Вашей премии «Золотой скальпель».
— Премия вручается ежегодно. Идея ее учреждения принадлежит мне: просто хотелось таким образом отметить способных врачей. Андрей Налич создал скульптуру. На награждение врачей выдвигает наша Ассоциация, а также коллективы на местах.

Сейчас у нашей премии есть несколько номинаций:

— «За научный вклад в развитие ветеринарной медицины мелких домашних животных»;
— «За популяризацию профессии ветеринарного врача»;
— «За безупречное служение профессии»;
— «За развитие бизнеса в области ветеринарной медицины мелких домашних животных».

А еще планируется специальная награда для СМИ.

Как бы Вы оценили уровень образования отечественных специалистов?
— Во всем мире таких форм обучения, как заочное или вечернее для медицины и ветеринарии не существует. У нас же в стране они введены с перестроечных времен.
В преподавательской среде это мотивируют нехваткой финансовых средств, но это не ответ и не решение проблемы. Такие институты выпускают недоученных врачей, фактически полуфельдшеров-полуврачей, в общем, непонятно что…. Но, тем не менее, это продолжается.

После окончания института человека не могут сразу поставить на прием, потому что в ветеринарии отсутствуют такие понятия, как ординатура и интернатура (как в медицине), и выпускники не готовы сразу же вести практику (за редким исключением: у меня только два человека после окончания ВУЗа сразу стали работать врачами, а так от двух до пяти лет выпускники ассистируют опытным врачам).

Открылось множество ветеринарных факультетов, не имеющих даже базы. Количество институтов, выпускающих ветврачей стало больше, чем в СССР. Но, тем не менее, остались энтузиасты-профессионалы, на которых все держится, и ветеринарное образование не умирает. Спасибо им за это.

Какие Вы видите перспективы развития ветеринарии в России?
— Сейчас отношение к ветеринарии сильно изменилось. Может быть, это связано с тем, что мы стали больше ценить свою частную жизнь во всех ее проявлениях: в том числе, стали больше заботиться о своих домашних животных. И, естественно, стали больше проявлять внимания к тем, кто этих животных лечит. Но то, что профессия наша становится все более популярной, я вижу заслугу и нашей Ассоциации. Мы активно пропагандируем свою работу. а это, в свою очередь, связано с тем, что сейчас у всех на устах такие болезни, как коровье бешенство, птичий грипп, ящур. Везде на телевидении эти проблемы широко обсуждаются, и в этот момент все начинают вспоминать ветеринарного врача. И я уверен, что наша специальность не умрет никогда и будет развиваться.

Беседовал Дмитрий Желанов